СВОБОДА СЛОВА

В современной Европе мы привыкли говорить то, что думаем. Мы привыкли открыто выражать свое мнение, выкладывая посты в Твиттер, Инстаграм или Фейсбук, и обсуждать политику в кафе с друзьями. Наши личные разговоры остаются между нами, но мы также свободны делиться почти всем, что нам нравится в мире — независимо от того, во что мы верим или какую партию поддерживаем.

Но так было не всегда. Пока Советский Союз находился под властью коммунистов, лишнее слово «не тому» человеку или выражение антиправительственных взглядов — даже с глазу на глаз — могли привести к тяжелым последствиям

 

Те, кто выступал против режима, обвинялись в соответствии с советским уголовным кодексом. Дальше у них было три пути: ссылка, психиатрическая больница или ГУЛАГ.

Строгий контроль за свободой слова был введен самой бесцеремонной службой контрразведки в истории. Печально известная тайная полиция ГДР Штази шпионила за гражданами, выявляя антиправительственные настроения до тех пор, пока они смогут распространиться. В домах, на работе, в метро, барах и ресторанах — Штази вела прослушку везде, где можно было собрать информацию.

Ни один личный разговор — даже в кругу семьи или друзей — не был защищен от государственной слежки. Штази использовала собранную информацию, чтобы составлять чрезвычайно подробные и досье на всех людей — от обычного гражданина до хулигана и бунтаря. Эти досье стали частью одной из крупнейших баз личных данных в мире. В архивах Штази хранится более 111 километров досье на самых разных людей: от пекарей до банкиров, от поэтов до педиатров.

Если приходилось следить за личными разговорами, то что говорить о публичных выступлениях! В 1968 год восемь советских диссидентов устроили мирную сидячую акцию протеста на Лобном месте в Москве. Акция, также известная как «демонстрация семерых», была организована против вторжения Советского Союза в Чехословакию. Через несколько минут после того, как протестующие достали свои плакаты, семеро из восьми были атакованы, жестоко избиты и загнаны в машины КГБ. Большинство из них были приговорены к тюремному заключению за участие в протесте, двое отправились на «принудительное лечение» в психбольницу.

Чтобы быть услышанными, гражданам приходилось идти на крайние меры… Несколько граждан социалистических стран в качестве акта протеста сожгли себя заживо. Среди них — студент Ян Палах, польский бухгалтер Рышард Сивец, чешский рабочий Евжен Плочек, литовский гимназист Ромас Каланта и украинский инженер Олекса Гирнык.

Те, кто выступал против режима, обвинялись в соответствии с советским уголовным кодексом. Дальше у них было три пути: ссылка, психиатрическая больница или ГУЛАГ.

Чтобы предотвратить распространение инакомыслия, массовые беспорядки и протесты часто умалчивались государственными СМИ. Таким образом, большинство граждан не узнали бы о протестах, если бы не сарафанное радио.

Ирония заключается в том, что советский режим был окончательно свергнут серией массовых протестов и восстаний невиданных прежде масштабов. 23 августа 1989 года около двух миллионов человек выстроили живую цепь, соединив Таллин, Ригу и Вильнюс и требуя независимости от СССР. 9 ноября того же года около двух миллионов граждан ГДР устремились к границе и начали рушить ненавистную берлинскую стену, которая отделяла их от друзей и родственниках на Западе почти тридцать лет

Обычные люди: Ян Палах

16 января 1969 года Ян Палах совершил акт самосожжения на Вацлавской площади в Праге, выступая против коммунистического правительства в Чехословакии. Двадцатилетний студент философского факультета Карлова университета в Праге умер через три дня от полученных ожогов.

Перед самосожжением Палах отправил письмо нескольким коммунистическим общественным деятелям с требованием отменить цензуру и прекратить распространение официальной газеты советских войск «Зправы». Также он призвал чешский народ объявить забастовку в его поддержку.

В 1989 году, в 20-ю годовщину смерти Палаха, его поминки превратились в антикоммунистические акции протеста. Протесты дали ход Бархатной революции, которая в том же году свергла коммунистический режим в Чехословакии.

Смертью Палаха вдохновились два других чеха — Ян Зайиц и Евген Плочек, которые в течение следующего месяца по его примеру совершили акт самосожжения. До Палаха гражданин Чехии Рышард Сивец также разделил его судьбу, выступая против коммунизма. Смерть Сивеца была сокрыта и предалась огласке только после падения коммунизма. Ян Палах не знал о протесте Сивеца.


Pin It on Pinterest